на главную карта сайта e-mail Издатель Ситников

Встреча с председателем президиума Рязанского отделения ВООПИиК В.И. Чернышёвой
Встреча с председателем президиума Рязанского отделения ВООПИиК В.И. Чернышёвой

Сегодня у нас в гостях Вера Ивановна Чернышова – бессменный, с 1970 года, хотя и выборный руководитель Рязанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ВООПИиК, заслуженный работник культуры РСФСР. 
Недавно в нашем издательстве вышел коллективный сборник статей и очерков «Надежда Чумакова», один из очерков для которого «Связь времён» написала Вера Ивановна. В нём она вспоминает, как относилась к охране памятников истории и культуры Надежда Николаевна Чумакова – председатель горисполкома Рязани – и цитирует в этой связи мнение о ней заместителя главного редактора журнала «Советы народных депутатов» Всеволода Ивановича Васильева. В одном из номеров журнала он писал: «Поглощённая заботами текущего дня, Надежда Николаевна хорошо ощущает связь времён и потому не забывает и о защите памятников истории и культуры.“Надо сохранить всё, что придаёт нашему городу своеобразие, выделяет его из ряда других областных центров, что делает Рязань Рязанью” – это её слова».
Мы пригласили Веру Ивановну, чтобы поговорить, сохраняется ли эта связь времён в новых экономических условиях. Гостью принимала и расспрашивала Ирина Красногорская.
И.К.:
– Как живётся ВООПИиКу, Вера Ивановна, при капитализме?
В.Ч.:
– Пока очень трудно. Начну с того, что мы лишились своего помещения и вынуждены просить для наших собраний пристанища у добрых людей, а наши библиотека и архив ютятся на квартирах членов общества. Прежде же при содействии Чумаковой ВООПИиК занимало на территории кремля здание бывшей архиерейской кухни. Наши же нынешние хлопоты пока ни к чему не приводят.
И.К.:
– А как же так случилось, что общество лишилось крова?
В.Ч.:
– Да очень просто: Рязанскому историко-архитектурному музею заповеднику, который тогда возглавляла Максимова, «срочно» потребовалось помещение. Без него музей отлично обходился два десятка лет, а тут нас в одночасье отправили на улицу. Ни городские власти, ни депутаты (Булычёв и Перехватова), к которым мы обратились, нас не поддержали.
И.К.:
– А к чему сводится нынешняя деятельность ВООПИиК? Знаю, что прежде, до перестройки, на его средства были восстановлены несколько памятников истории и архитектуры, в частности принадлежавший некогда Семёнову-Тян-Шанскому Белый флигель в Гремячке Милославского района.
В.Ч.:
– Да, прежде мы располагали средствами, которые собирались как членские взносы по всей области. Ежегодный членский взнос учащегося составлял 20 копеек, работающего – 60 копеек. Вот на эти средства отреставрированы в Рязанском кремле Архангельский собор (1973–1980), Гостиница черни (1976–1980), Певческий корпус (1975–1980), Архиерейская житница (1973–1980), стены и башни кремля, а в районах области Казанская церковь в селе Константиново, дом Алянчикова в Касимове, комплекс памятников Чернеевского монастыря в селе Старо-Чернеево и много ещё других строений. Кроме того, создавались и устанавливались памятники и мемориальные доски. Это, например, стела-обелиск, посвящённая женщинам трактористкам бригады Дарьи Гармаш, увековечивающая их трудовой подвиг в годы Великой Отечественной войны.
Теперь у нас средств нет – членские взносы не собираются, с 1997 года общество стало работать на общественных началах. Поэтому его деятельность сводится в основном к тому, чтобы не допустить варварского уничтожения чудом сохранившихся памятников истории и архитектуры, не позволить изменить исторически сложившийся облик улицы или переулка.
И.К.:
– Как мне кажется, не очень-то это обществу удаётся. На днях прогулялась по Николо-дворянской улице, чтобы посмотреть, что за здание там возводится поблизости от Дома Салтыкова-Щедрина. Вся эта улица до недавнего времени была неким (в смысле архитектуры) кусочком законсервированного XIX века. Возведённое уже под крышу новое здание облик улицы начисто изменило. Оно выбивается из общего архитектурного ансамбля. Неужели архитекторы этого диссонанса не предвидели?
В.Ч.:
– Конечно, предвидели. Но деньги глаза застят. Им подчиняются и профессионализм, и хороший вкус.
И.К.:
– Но вы-то работаете в наше время в ВООПИиК совершенно бесплатно, да ещё и отстёгиваете порой на его нужды от своей пенсии…
В.Ч.:
– Каждому своё. Что касается названного вами здания, то о его строительстве мы не раз говорили с теми, от кого зависело разрешение на строительство. Но, увы… До 2010 года строительство зданий в исторической части города согласовывалось с ВООПИиК. Теперь это не делается, и мы узнаём о новостройках иногда постфактум, так же, как и о сносе старинных зданий. Но продолжаем сопротивляться, отстаивать, даже судиться с застройщиками.
И.К.:
– А застройщики тем временем поступают, как небезызвестный герой басни Крылова…
В.Ч.:
– «А Васька слушает да ест». Ну да! И яркий пример тому – огромное здание, которое сооружается в 100 метрах от кремлёвского вала, в охранной зоне. И всё же нам удаётся кое-что отстоять. Кроме того, мы принимаем участие в мероприятиях, проводимых нашей головной организацией. Так, в этом году на съезде ВООПИиК в Москве представляли выставку фотографий «Рязань, которую мы потеряли». Перед съездом эта выставка была показана в Рязани на конференции Рязанского отделения общества, которая проходила в здании музея «Виктор Иванов и земля Рязанская».
И.К.:
– Вера Ивановна, я знаю, что вы побывали в этом году в Псковской области в Пушкинском Михайловском. По какому поводу вы там оказались?
В.Ч.:
– Там правление ВООПИиК собирало его активных членов, чтобы сказать «спасибо на всю страну». Я была приглашена как один из тех, кто уже удостоился благодарности раньше. В 2009 году было учреждено поощрение – лауреат премии «Хранитель наследия». Оно присуждалось в номинациях: «Подвиг», «Открытие», «Возрождение», «Слово», «Историческая память», «Личность», «Возвращение» и «Хранитель наследия». В последней номинации награда присуждалась посмертно. Её был удостоен Пётр Барановский.
И.К.:
– О, имя этого архитектора-реставратора мне известно: он не раз приезжал в Рязань, и, помнится, о нём писал в одном из своих очерков Валерий Яковлев.
В.Ч.:
– Из людей, безусловно, вам известных первыми лауреатами стали Савва Ямщиков, Валентин Янин, Владимир Садовничий и я.
И.К.:
– А вы – в какой номинации?
В.Ч.:
– В номинации «Личность».
И.К.:
– Не буду спрашивать, за какие заслуги и качества характера вам присудили эту премию – это и так ясно, когда человек находится на выборной должности столь длительный срок. Но вопросы по этому поводу всё-таки задам: кто вас номинировал, точнее, предложил вашу кандидатуру на эту награду, и кого ещё наградили в этой номинации?
В.Ч.:
– Мою кандидатуру предложил Центральный совет ВООПИиК, в Москве, и в этой номинации награду присудили только мне.
И.К.:
– Вот, наверное, земляки обрадовались!
В.Ч.:
– Да ничего подобного! Мало кто узнал об этом, хотя об акции сообщали популярные средства массовой информации. Те же, кто узнал, при встрече меня спрашивали о размере премии, а когда узнавали, что премия безденежная, разочаровывались.
И.К.:
– Я одна из них. Ведь премия, по определению Словаря иностранных слов,– «денежное или иное материальное поощрение за особые успехи, заслуги в какой-либо области деятельности». Я специально в словарь заглядывала в связи с тем, что подобную безденежную премию получила недавно Рязанская областная детская библиотека, а прежде неоднократно – мои коллеги, писатели. Считаю: если какая-то организация, не имеющая материальных средств на поощрения, находит нужным сказать людям «спасибо на всю страну», пусть так делает («доброе слово и кошке приятно»), но не называет при этом свою словесную благодарность премией, да ещё в то время, когда деньги дороже всяких слов.
В.Ч.
– Видимо, многие подобного мнения, а потому официальное поздравление с наградой я получила только от музея Бахрушина, да «Рязанские ведомости» откликнулись на состоявшуюся акцию статьёй Татьяны Банниковой.
И.К.:
– Помнится, узнав из этой статьи о вашей награде, я испытала земляческую гордость – мы, рязанцы, молодцы! Попасть в одну десятку награждённых с такими столпами российской культуры, как ныне покойный Ямщиков, Янин и Осадчий, – это уже награда!
А что рязанцы-молодцы из областного отделения ВООПИиК намерены делать в ближайшем будущем?
В.Ч.:
– Во-первых, обзавестись собственным помещением и использовать его не только в качестве офиса, но и организовать в нём культурный центр.
Во-вторых, способствовать созданию в Рязани двух областных музеев: «Природа Рязанского края» и «История Рязанского края». В третьих, участвовать в претворении в жизнь проекта «Семёновское кольцо». В проекте предлагается создание на юге области, в Милославском районе, и в соседнем Чаплыгинском районе Липецкой области туристической зоны и туристического маршрута по восьми населённым пунктам. Эти населённые пункты связаны, так или иначе, П.П. Семёновым-Тян-Шанским и его близкими, много сделавшими для культуры России. Ну и ещё, конечно, работать с молодёжью. Да, кстати, здание нынешнего Рязанского музея молодёжного движения восстанавливалось после двух пожаров тоже на средства общества. Восстановление затягивалось, и только после статьи писателя Валентина Сафонова в «Правду» рязанские власти дали соответствующую команду.
И.К.:
– Мне остаётся только пожелать вам, Вера Ивановна, и вашим сподвижникам сил и спонсорской поддержки.

 

 

 

Гремячка. Белый флигель до и после реставрации

 

 

Николо-Чернеевский монастырь. Казанская церковь  до и после реставрации

 

Рязань. Дом Рюмина  до и после реставрации

 

Рязань. Певческий корпус после реставрации

 

Солотча. Одно из зданий Солотчинского монастыря

 

Рязань. Архангельский собор